Электронные ресурсы Интернета

муки приветствовать ее как жену другого, все-таки в вас остались мысли о ней, нарушающие ваш покой, и вы чувствуете, что легче можете уйти от них, переменив места, и могли бы совсем похоронить их в чужой земле... Высоцкий, однако, нисколько не смущался, был ровен и остроумен, и только в глазах у него мелькала холодная, злая насмешка. - Ты права, Ирена; Рим связан со мной, и мы возвысимся или падем вместе! Оставь меня! - Вы губите нас всех, - сказал Адриан с благородной и нетерпеливой горячностью. - Еще раз извините меня, благородный Адриан, - сказал Монреаль, - и позвольте вас просить быть моим гостем по крайней мере на эту ночь. Командир на серой лошади, не выпуская повода, смотрел в бинокль в ту сторону, куда указывали конные. И всегда выскочит из убогих рамок вашего права, вашей истории. Женщина в эту минуту уступила место ребенку; и как ребенок со своим ненасытным и между тем невинным желаньем быть любимым плачет, безропотно страдая, когда отвергают его ласки, так без гнева и стыда плакала Виола. Это вино он привёз. Иоанна, и Монреаль осыпал его знаками самого вежливого внимания. В этой комнате было несколько женщин, которые тоже считали и писали что-то. Том заплакал как ребенок. Он то и дело вставал со своего места, подходил к своим союзникам и о чем-то шептался с ними. Но прикосновение к ней не было жутко, как к Ирине, для которой это прикосновение значило бы многое.. В настроении мрачности, какое было теперь у Валентина, он даже не проявлял и тех чувств, которые хотя и пугали Нину, но нравились ей. В голове у него мелькнула обжегшая его мысль, что, если он возьмет сейчас это хрупкое послушное девическое тело и прижмет к себе, это будет для нее таким счастьем, какого она никогда не испытывала. Старик беспокойно заметался на постели и собирался возразить, когда его родственник, за которым он посылал, вошел в комнату.. Биржевик что-то пробормотал с извиняющимся еврейским акцентом. А жизнь-то где? И прошла. В церкви произошло замешательство. Фатов, автор первой большой статьи о творчестве Романова, видимо, оказался единственным, кто увидел этот дар писателя и поставил его имя в один ряд с именами русских классиков.. Тогда он ясно увидал фигуры, имевшие человеческие контуры, которые медленно проходили сквозь туман. Но для мелких рыб система эта весьма тягостна. Нет, скверное животное человек... Нина добросовестно рассматривала фотографии, и когда Высоцкий говорил, подымала на него глаза, но от волнения плохо слышала и видела.

Скачать<<НазадСтраницыГлавная
(C) 2009 SU